Николае Чаушеску — «Розовая жизнь — Красного Миллиардера»

0
180

Николае Чаушеску
(1918-1989)
Розовая жизнь красного миллиардера

Николае в равной степени был привержен к роскоши и социализму. Он утратил и то, и другое.

Николае Чаушеску - Роковая жизнь красного миллиардера

Только очень недоброжелательный человек способен был попрекнуть Кондукатора его гигантским состоянием. Каждому известно, что частная собственность упразднена в странах коммунистического рая, и поэтому говорить о Чаушеску, как о «красном миллиардере» — а это делали некоторые — было бы чистой клеветой.

Николае Чаушеску — Безденежный миллиардер

Николае и Элена Чаушеску, чистокровные пролетарии, несгибаемые представители самого великодушного учения — марксизма-ленинизма — вызывали во всем мире восторг левых интеллектуалов своей преданностью борьбе за социальную справедливость, за раскрепощение народов и за права человека. Будучи образцовыми бойцами с безупречной революционной этикой, они не имели в карманах ни единой собственной копейки. Им никогда не принадлежали ни нарядные яхты, на которых они бороздили бы моря, ни пышные дворцы, оставшиеся с ненавистных времен Гогенцоллернов и реквизированные ими с целью поселять там свое потомство и родню, ни более скромные резиденции, где они принимали Жоржа Марше и других гуманистов такого же пошиба, преданных праведному делу защиты бедняков. Все, решительно все являлось собственностью победившего, освобожденного и расцветающего рабочего класса. По оценке экспертов

Личное состояние Чаушеску, за исключением просто-напросто предоставленных в его распоряжение официальных резиденций, машин и т. д., исчислялось приблизительно в 200 миллионов франков.

Никола Чаушески — Миллиардер


• Передвижная витрина коммунизма

По этой причине у Чаушеску не было оснований для укоров совести, хотя у него в руках и находилось одно из крупнейших состояний всей планеты,-ведь оно ему не принадлежало. Ему просто дали его взаймы, и предполагалось, что после него это состояние перейдет к Нико, его сыну и наследному принцу, и потом к внукам и правнукам,-это уже будет тогда, когда сияющая звезда коммунизма и всеобщего равенства встанет, благодаря ему, над всем миром. Словом, это состояние было всего лишь инструментом, ему доверенным, дабы он мог достойно нести свою непосильную ношу вождя пролетарской революции; состояние-как функция выполняемой работы. Карьера

Назовем две даты в политическом восхождении Чаушеску: 1965г.- избран генеральным секретарем коммунистической партии Румынии, 1967 г.-президентом.

• Тяжкая трудность этого ремесла

Нелегкая задача выпала однако на его долю. Ведь Чаушеску один должен был воплотить собой все чудеса коммунизма, и делать это приходилось не только на глазах у прогнившего и заведомо недоброжелательного капитастического мира, но также на глазах у тех братских стран, которых настигла перестройка и где многие товарищи уже задавались вопросом-не осталось ли прекрасное будущее коммунизма далеко позади. Но разве мог Кондука-тор наносить визиты главам западных стран в такой одежде, какую носили его соотечественники, иначе говоря-в поношенных костюмах, в стоптанных башмаках и в габардиновых плащах, столь же немодных, как марксистская идеология? Разве мог он принять Жоржа Марше в новостройке на окраине Бухареста? Конечно, нет. Это было бы оскорблением всему рабочему классу.

Зная капиталистический мир как свои пять пальцев, он понимал, что там дают в долг только богатому, а ему надо было немало взять в долг, чтобы как-то исправить ущерб, нанесенный его экономической политикой. А чтобы внушить доверие, необходимо было следить за своим внешним видом. И вот поэтому, уподобившись разорившемуся предпринимателю, который тщательно скрывает свою бедность, чтобы завоевать доверие, он подчеркнуто выставлял на всеобщее обозрение свое богатство. Шкафы его были заполнены норковыми шубками, сейфы с украшениями из драгоценных камней, гаражи с спортивными машинами, а ванные комнаты-фарфоровыми унитазами. Пожалуй, так можно было завоевать доверие западных инвесторов.

• Сердце-слева, а бумажник-на Западе

Разумеется, кое-какие зануды недоумевали-зачем ему, при таких перспективах, счета, открытые им в швейцарских банках, и перечисленные туда американские доллары, немецкие марки-но только не советские рубли. Но подобные кощунственные вопросы неизменно вызывали раздражение у высокопоставленных левых демократов и социалистов, и они старались уклониться от ответа. Если товарищ Чаушеску богат, это значит, что богатство его идет на пользу пролетариям, да и вообще, деньги развращают людей только в прогнившей капиталистической системе. Кто же этого не знает!

• Коммунистический король

Итак, Кондукатор наслаждался всеми благами, которые приносило ему богатство, и гордо, а главное-бессознательно игнорировал молчаливое неодобрение, которое день за днем все больше накипало в народе, находившемся, как он думал, у него в полном подчинении, благодаря целой армии доносчиков, жандармов и полицейских. Полицеские следили за жандармами, жандармы приглядывали за полицейскими, и все находились в напряженном ожидании сигнала, который дадут аппаратчики и по которому все как один встанут и громом аплодисментов ответят на его бесконечные, нагоняющие дремоту речи.

А старикан Николае упивался этими овациями и растроганно вспоминал о своем скромном вступлении в эту жизнь. Ведь до того как стать коммунистом и двинуться от одного преступления к другому, словно по ступеням лестницы, он был всего-навсего ничтожным подручным сапожника. Благодаря Карлу Марксу вся жизнь его изменилась. Если оглянуться, она представлялась некой волшебной сказкой, так же как его роман с Эленой напоминал книжки на розовой водице.

И он ни на одно мгновение не сомневался, что его народ, обладающий чувствительной душой и подвергшийся суровой идеологической обработке, поймет прекрасную историю его жизни.

Загородные домики коммунистических Королей:

Дворец Пелес (бывшая летняя резиденция Гогенцалнернов); дворец Могоэоайа; монастырь Контрочени.

• Чаушеску — Слава властителя

Став верховным аппаратчиком Социалистической Республики Румыния, Николае Чаушеску делал все возможное, чтобы поднять престиж высокой должности, которую ему доверил рабочий класс. Он понял, что в его лице должна воплотиться вся слава новой Румынии, понял необходимость культа личности, по образу и подобию Сталина и Бокассы, и мало-помалу превратился во всемогущего и прославленного монарха. В государстве, где атеизм был возведен в догму, он стал править как самодержавец, и самодержавие его было вовсе не ограниченным, поскольку он думал, что ему никогда не придется отдавать отчет какому бы то ни было Богу. Вот он и заботился о собственной славе, с тем чтобы ее отблеск отразился на стране.

Чаушеску — Покровитель искусства и литературы

Сообразив, что блистательная политика невозможна без содействия со стороны искусства, он окружил себя когортой архитекторов, художников и поэтов-чиновников. Он осыпал их всяческими благами, предоставлял в их распоряжение роскошные дворцы и выражал им всяческое внимание, с тем чтобы они все как один воспевали его личные достоинства, блестящие заслуги его жены, а также все благодеяния социализма. И все эти гениальные творцы, жаждущие его дальнейших милостей, старались вовсю. Поскольку ирония была оружием весьма опасным в эпоху его просвещенного правления, они, ни разу не улыбнувшись, сплетали в его честь лавровые венки и придумывали тысячи разных прозвищ, которые пресса тотчас же подхватывали.

Если простые румыны склонны были, скорее всего, сравнивать его с Дракулой, то пресса превращала Кондукатора в «Дунай мысли», в «Маяк», в «многостороннего вождя». И вот музеи мало-помалу заполнились его портретами и собранными им сувенирами, библиотека-его философическими сочинениями, а площади-его скульптурными изображениями. Площади эти, кстати, были по его приказу прорублены с помощью бульдозеров в самой гуще старинных исторических кварталов города. По его указке там появились бесконечные неоклассические фасады, которые привели бы в восторг Муссолини, и на которые с завистью взирал Джек Ланг (человек культурный и, как известно, министр), вспоминая неприятности, чинимые ему парижанами всего-то из-за одной злополучной пирамиды.

• Чаушеску — Красный кардинал

Что касается Элены, то ее прославляли не меньше, чем ее блистательного супруга. «Вы-наша икона, вдохновлявшая нас с первых мгновений жизни»,- взволнованно обращался к ней поэт, жаждущий поскорее выдвинуться. Лесть была слишком уж грубой, но супруге «Дуная мысли» она пришлась по вкусу и показалась вполне оправданной, а поскольку конкуренции Элена не любила, она с удвоенной энергией стала следить за тем, чтобы ни единой иконы Пречистой Девы не осталось в тех редких церквях, которые пощадил бульдозер социализма.

Надо сказать, сия иконописная особа была женщиной с характером. Являясь, по сути дела, настоящим серым кардиналом этого режима, она занимала одновременно несколько высоких постов и весьма умело их использовала; будучи министром культуры, опустошила музеи, чтобы обставить свои резиденции; занимаясь распределением государственных должностей, предоставила ключевые места обоим сыновьям, дочери и кузенам; взойдя благодаря мужу на международную вершину науки, печатала научные труды, смешившие до упаду ученых всего мира. И, неустанно заботясь о том, чтобы жизнь ее сограждан была возможно более упорядочена, она всячески боролась с обскурантизмом и проявляла в этой области недюжинную инициативу. Именно ей румыны были обязаны режимом питания с досконально рассчитанными калориями, режимом, который наверняка уморил бы их голодом, если бы экономическая политика Николае не взяла эту задачу на себя несколько раньше.

• Конец прекрасного сновидения

Все это рухнуло в один прекрасный день 1989 г., когда народ решил не прислушиваться более к сигналам своих аппаратчиков. Вместо привычных аплодисментов стали раздаваться нахальные свистки. Народ наконец заговорил-сначала голосом сердца, потом голосом оружия. Розовый роман красных миллиардеров утонул, как известно, в кровавой бане. Вооруженные мятежники проникли во дворцы и резиденции карпатского чудовища. Изумленные роскошью, представшей их широко раскрытым глазам, словно они оказались в пещерах Али-Бабы, голодные дети бухарестских предместий разлеглись на ложе миллиардера-коммуниста. С негодованием взирали они на его письменные приборы из чистого золота, с хохотом фотографировались в его ванной комнате на фарфоровом унитазе.

Sic Transit gloria mundi!

Некой старушке было поручено составить список всего этого домашнего имущества. Работе ее и конца не видно!

• Конец прекрасного сновидения

Все это рухнуло в один прекрасный день 1989 г., когда народ решил не прислушиваться более к сигналам своих аппаратчиков. Вместо привычных аплодисментов стали раздаваться нахальные свистки. Народ наконец заговорил-сначала голосом сердца, потом голосом оружия. Розовый роман красных миллиардеров утонул, как известно, в кровавой бане. Вооруженные мятежники проникли во дворцы и резиденции карпатского чудовища. Изумленные роскошью, представшей их широко раскрытым глазам, словно они оказались в пещерах Али-Бабы, голодные дети бухарестских предместий разлеглись на ложе миллиардера-коммуниста. С негодованием взирали они на его письменные приборы из чистого золота, с хохотом фотографировались в его ванной комнате на фарфоровом унитазе.

Если вам понравилась статья то вы можете поддержать проект!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here