Диалог в психологии

0
330

Рассмотрим такой психологию диалога между и врачом¬-психотерапевтом (В) и женщиной-пациентом (П):
Ж. Отныне я живу новой жизнью — теперь буду стараться приходить вовремя.
В. Постараюсь вас не подводить.
Ж. А мне без разницы, что вы будете делать. Я планирую начать ради самой себя. Угадайте, сколько я получила по истории.
В. Четверку с плюсом.
Ж. А откуда вы знаете об этом?
В. Потому что вы опасаетесь получить пятерку.
Ж. Да, я сначала написала на пятерку, но затем перечитала свою работу, зачеркнула четыре правильных ответа и вместо них написала неправильные.
В. Мне нравится наше общение. В нем практически нет Ничтожества.
Ж. Вчера под конец дня я как раз думала о своем прогрессе. Мне кажется, во мне сейчас Ничтожества не больше семнадцати процентов.
В. Ну, а сейчас Ничтожество равняется нулю, так что в другой раз вы можете разрешить себе тридцать четыре процента.
Ж. Это все началось шесть месяцев назад: я взглянула на свой кофейник и неожиданно впервые на самом деле его увидела. А теперь я могу слышать пение птиц, а когда смотрю на какого-то человека, то именно его и вижу! А что самое удивительное, что я сама стала по-настоящему собой. И не только в общем, я и сейчас, в эту самую минуту, также настоящая. На днях я гуляла по музею, смотрела на экспонаты. Ко мне подошел молодой мужчина и сказал: «Не правда ли Гоген замечателен?» А я в ответ: «Вы мне также понравились». После музея мы вдвоем зашли что-то перекусить, и он мне показался неплохим парнем.

 

Этот диалог является свободным от игр и от присутствия Ничтожества между независимыми Взрослыми, и его можно сопроводить некоторыми пояснениями.

«Отныне я живу новой жизнью — теперь буду стараться приходить вовремя». Это заявление сделано было после того, как женщина на самом деле пришла вовремя. Ранее она всегда опаздывала. Если бы она решила так тренировать силу воли и ее решение быть пунктуальной было бы навязано Ребенку только потому, чтобы быть нарушенным, пациентка сказала бы о нем намного раньше:
«Сегодня мое опоздание было последним». Это было бы не больше чем попытка начать эту игру. Однако заявление такой попыткой не являлось. Это было решение, которое принял Взрослый — не намерение, а проект. Женщина и в дальнейшем оставалась пунктуальной.
«Постараюсь вас не подводить». Эта фраза не являлась ни бодрящим высказыванием, ни первым маневром в игре «Я всего лишь стараюсь вам помочь». Пациентка, как правило, приходила после обеденного перерыва у психотерапевта. Так как она обычно опаздывала, то он также привык не спешить и возвращался в кабинет позже, чем всегда. Когда она сказала о своем решении, ему стало ясно, что она говорит серьезно, и объявил о своем намерении. Эта трансакция являлась договором между Взрослыми, которого оба они стали бы в дальнейшем придерживаться, а не высказывания Ребенка, дразнящего Родителя, который из-за жизненной позиции должен быть «добрым отцом» и обещать помощь Ребенку.

«А мне без разницы, что вы будете делать. Такая фраза способна подчеркнуть, что пунктуальность является решением, а не намерением, которым она пытается эксплуатировать как элемент игры псевдопослушания.
«Угадайте, сколько я получила». И пациентка, и психотерапевт осознавали, что это было времяпрепровождением, и позволили себе слегка поразвлечься. Врачу не следовало было показывать свою бдительность, указывая при этом пациентке, что это и есть времяпрепровождение: ей и так это было известно; пациентке же не необходимо было воздержаться от участия в подобном времяпрепровождении.

«Четверка с плюсом». Психотерапевту стало понятно, что она вполне могла получить лишь такую отметку, и не было ни единой причины ей об этом не сказать. Он не стал делать вид, что не знает: по причине ложной скромности или из страха сделать ошибку.
«Откуда вам известно?» Это был вопрос Взрослого, а отнюдь не игра «Ах, вы удивительный!», и он заслуживал достойного ответа.
«Да, у меня возможно была бы пятерка». Это была самая настоящая проверка. Но пациентка не переставала дуться и придумывать оправдания или объяснения, но честно посмотрела в глаза собственному Ребенку.

«Я очарована нашим разговором». Это и следующие немного шутливые реплики выражают такое взаимное Взрослое уважение, с некоторыми времяпрепровождениями уровня Ребенок-Родитель, которое снова-таки было необязательно для обоих и участие в которых было вполне сознательно.
«Я вдруг впервые на самом деле увидела его». Пациентка смогла обрести свой собственный взгляд на окружающий мир, и ей более не нужно воспринимать людей или кофейники так, как ее учили родители. «Я и сейчас, в данный момент, такая как есть по настоящему» Она больше не живет прошлым или будущим, хотя если необходимо, то и может затронуть и эту тему.

«А я ответила: «Вы тоже мне симпатичны». Нет надобности тратить попусту время, продолжая играть с новым знакомым в игру под названием «Картинная галерея», хотя если захотела бы, то вполне сделала бы это

Что касается психотерапевта, то у него больше нет нужды играть в игру «Психиатрия». У него была пара-тройка случаев, чтобы обговорить с пациенткой проблемы переноса, символической интерпретации, защиты, но он пропустил их, при этом не испытывая какой-либо тревоги. Однако для дальнейших обсуждениях, наверное, было бы не плохо уточнить, какие ответы она зачеркнула в своем экзаменационном листе. К сожалению, в дальнейшем, на протяжении часа, которое было отведено на прием, семнадцать процентов Ничтожества в пациентке и восемнадцать процентов того же Ничтожества в психотерапевте время от времени давали себя знать.

Следовательно, можно утверждать, что изложенный выше разговор является деятельностью, расцвеченной некоторым количеством времяпрепровождений.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here