Игра “Неимущий”

0
431

Тезис Лучше всего данной игры описал американский писатель Генри Миллер в своей работе “Колосс Марусси”:
“Это событие, наверное, произошло в тот период, когда я пытался найти работу, не имея ни малейшего желания ее отыскать. Оно уверило в том, что, каким бы не было отчаянным мое положение, я не заставлял себя даже просматривать соответствующие объявления в газетах”.

“Неимущий” является одной из дополнительных игр к основной игре “Я всего лишь стараюсь вам помочь” в том виде, в каком играют специалисты служб помощи, зарабатывающие такой работой себе на жизнь. Также на профессиональном уровне в игру “Неимущий” могут играть их клиенты, для которых она также некий способ заработать на жизнь. Ниже дается описание этой игры на некотором примере.

Мисс Уайт работала в агентстве, которое занималось улучшением благосостояния граждан. Цель данного агентства, за что оно получало от правительства субсидию – являлась экономической реабилитаций неимущих. По факту это подразумевало психологическую помощь в поиске и сохранении хорошей работы. Согласно данным официальных отчетов, клиенты агентства всегда делали успехи в данном направлении, но только совсем немногим на самом деле удавалось реабилитироваться. Это объяснялось тем (как казалось самим работникам агентства), что многие из этих “обездоленных” были клиентами похожих агентств на протяжении многих лет, переходя из одного агентства в другое, а порой они состояли на учете в шести-семи организациях сразу, в связи с чем становилось ясно, что любой из них представляет собой “тяжелый случай”.

Мисс Уайт, которая получила подготовку в проведении анализирования игр, потом поняла, что все работники агентства постоянно играли в “Я всего лишь стараюсь вам помочь”, и была заинтересована тем, как же на это реагируют клиенты. Для выяснения этого обстоятельства, она почти каждую неделю стала узнавать у своих клиентов, во сколько агентств они реально обращались с целью отыскать работу. Она с интересом выяснила (это теоретически было предположено), что на словах они ежедневно были заняты постоянными поисками работы, но по факту тратили на это слишком мало усилий, а порой их усилия были до такой степени символического характера, что это вызывало скорее всего иронию. Один из таких клиентов, к примеру, сообщил миссис Уайт, что ежедневно он обращался как минимум в одно агентство, что было найдено по объявлению.

“Какую вы ищете работу?” – спросила мисс Уайт. Он ответил, что ему хотелось бы стать коммивояжером. “Вы обращались только по этим объявлениям?” – задала она. Он согласился, заметив, что, к сожалению, его ужасное заикание не дает возможности заниматься любимой ему работой.

В это время слухи о ее расспросах дошли до начальника, и тот немедленно сделал ей выговор за “недопустимое давление” на клиентов агентства.

Так или иначе, но мисс Уайт решила, что станет не отказываться от своей затеи и будет и дальше стремиться реабилитировать своих клиентов. Она выбрала именно тех, кто производил впечатление совершенно здоровых людей и не имел явных причин и дальше получать помощь в виде пособия. С группой этих отобранных клиентов она обговорила игры “Я всего лишь стараюсь вам помочь” и “Неимущий”. И когда же они были готовы сдаться, она сообщила, что, если им не удастся найти работу, то она попросит прекратить выплату пособия и направит их в другое агентство. Некоторые из этих людей сразу же нашли работу, причем впервые за несколько лет. Но они были сильно возмущены ее таким отношением, и кое-кто из них успел в письменном виде пожаловался на нее руководству. Начальник вызвал ее к себе в кабинет и еще в более строгой форме указал ей на недопустимое ее поведения, ведь, несмотря на то, что ее клиенты смогли найти работу, они все же не стали “по-настоящему реабилитированными”. Он отметил, что он больше не уверен в уместности дальнейшей работы мисс Уайт в штате его агентства. Мисс Уайт настойчиво и чтобы еще сильнее не ухудшить свое положение тактично решила выяснить: что означает, с точки зрения этого агентства, “по-настоящему реабилитироваться”. Ясного ответа она не получила. Ей сказали, что она позволила оказывать недопустимое давление на людей. А то, что впервые за многие годы бывшие безработные смогли сами содержать свои семьи, никаким образом не был зачтено ей как заслугу.

Поскольку мисс Уайт не хотела терять работу (возникла настоящая опасность этого), ее друзья старались ей помочь. Один известный директор психиатрической больницы написал ее начальнику, что ему стало известно о невероятно эффективной работе мисс Уайт с клиентами агентства, и попросил позволить ей доложить о своих результатах на конференции сотрудников его больницы. Начальник давать разрешение категорически отказался.

В приведенном случае правила игры “Неимущий” были установлены агентством так, чтобы являться дополнением к их правилам игры в “Я всего лишь стараюсь вам помочь”. Между сотрудником и клиентом агентства существовало что-то вроде следующего молчаливого соглашения:

Сотрудник: Я постараюсь вам помочь (в том случае, если ваше положение будет оставаться таким, как есть на данный момент).
Клиент: Я буду подыскивать работу (конечно, при условии, что мне не нужно найти ее сиюминутно).

Если клиент нарушал такой договор, улучшив при этом свое материальное положение, то агентство мого потерять такого клиента, а клиент терял пособие. Следовательно, оба ощущали себя наказанными. Когда сотрудник вроде мисс Уайт нарушал договор, заставляя клиента на самом деле искать работу, наказанием для агентства считались жалобы клиентов, которые могли дойти до руководства, а клиент снова был наказан тем, что лишался пособие.

До того времени, пока оба поступали в согласии с молчаливым пониманием, то каждый из них получал то, что сам хотел. Клиенту платилось пособие, и скоро он стал понимать, чего от него просят взамен: возможности “подать бедняку руку помощи” (как элемент игры “Я всего лишь стараюсь вам помочь”). Клиент с большой радостью подчинялся таким требованиям и получал от этого достаточно удовольствия, чем сами же работники агентства. Следует, что они хорошо ладили, и ни один из них не горел желанием прекратить настолько приятные отношения. Относительно мисс Уайт, то, вместо того чтобы “протянуть руку помощи”, она в действительности оказала помощь и предложила терапию, причем центрированную не на клиенте, а на его отношениях с окружающими.

Следует отметить здесь наличие двух моментов.

1. В данную игру “Неимущий” (если это на самом деле игра, а не настоящее положение дел, вызванное финансовой, психической или физической недееспособностью) играют лишь некоторое число клиентов подобных агентств.
2. Игра может получать поддержку обученных сотрудников игре “Я всего лишь стараюсь вам помочь”. Другие же сотрудники не будут терпеть ее так же охотно.

К похожим играм относятся такие: “Больница”, “Ветеран”. Игра “Ветеран” способна обнаруживать такие же взаимоотношения, что и игра “Я всего лишь стараюсь вам помочь”. Однако игра обычно ведется между организациями, которые занимаются делами ветеранов, что достигли пенсионного возраста, а также ветеранов, обладающих законными привилегиями, к примеру, инвалидов войны. В игру “Больница” играют небольшое число пациентов амбулаторного отделения крупных лечебниц. В отличие от “Неимущих” и “Ветеранов” пациенты, которые играют в игру “Больница”, не удостаиваются денежной компенсации, однако у них есть иные “вознаграждения”. Так как они с охотой исполняют роль словно экспонатов, пособий при обучении медперсонала и дают возможность понаблюдать течение той или иной болезни, то ими выполняется полезная социальная функция. Поэтому их Взрослым вполне законно чувствуется удовлетворение, которое недоступно “Неимущим” и “Ветеранам”.

Антитезис. Если он считается не противопоказанным, то должен заключатся в отказе от предоставления участникам материальных благ. Риск здесь возникает не от самих игроков, как в иных играх, а связан с тем, что игра “Неимущий” способна попадать в резонанс с традицией и поощряться участниками в дополнительную к ней игру – “Я всего лишь стараюсь вам помочь”. Реальная опасность может угрожать со стороны возмущенной публики, коллег, правительственных агентств и различного рода организаций, усердно защищающих права бедных. Жалобы, что были вызваны антитезисом к “Неимущему”, могут спровоцировать громкие выкрики: “Да, да, что вы можете сказать в таком случае?”. Такие возгласы можно понимать как времяпрепровождение или здоровую операцию, даже когда они при этом порой отбивают охоту быть искренним. Фактически почти вся американская система демократических свобод основывается на возможности ставить такой вопрос. Без такой вот возможности на пути к социальному прогрессу возникали бы серьезные преграды.