Психология детской игры

0
153

Обычно под процессом воспитания ребенка понимается обучение тому, в какие же игры необходимо играть и каким образом в них играть. Ребенок обучает также ритуалы, процедуры и времяпрепровождения, отвечающие его положению в определенной социальной ситуации. Но последнее считается не слишком важным, чем обучение той или иной игре. Знание ритуалов, процедур, времяпрепровождений, а также умение в них участвовать, обозначают те возможности, которые будут доступными ребенку, а вот те игры, в которые он уже умеет играть, определяют его методы пользования предоставленными возможностями; от них зависит и итог ситуаций, в которых он в принципе может быть участвовать. будучи частью жизненного сценария, любимые игры в конце концов определяют его будущее, например «вознаграждение», полученное в результате деловой карьеры или брака.

Какая психология детской игры?Добросовестные родители стараются уделять больше внимание обучению своих детей ритуалам процедурам и времяпрепровождениям, что приняты в их кругу. В следующие годы они также тщательно подбирают школу, колледж, в которых обучение будет идти по уже заданному направлению. Но при этом родители вообще не обращают внимания на проблематику игр, образующие основную структуру эмоциональной динамичности внутрисемейных отношений и которым дети начинают улавливать с самых первых месяцев своей жизни на основе личных значимых переживаний. Подобного рода вопросы обсуждаются уже не одно столетие, однако такие обсуждения носят довольно таки несистематический и общий характер.

 

В современной литературе по психиатрии была сделана не одна попытка подойти к таким вопросам более методичным способом, но без концепции игр вряд ли можно придать исследованиям в достаточной мере последовательные черты. Теории, исходящие из внутренней индивидуальной психодинамики, до этого времени не могут удовлетворительно разрешить проблематику человеческих взаимоотношений. Чтобы описать трансакционные ситуации необходимо привлечь теорию социальной динамики, которую не получится целиком вывести на основе анализа мотивации конкретного индивида.

Из-за отсутствия большого числа хорошо обученных детских психотерапевтов и психологов, одновременно знающих толк в анализе игр, все данные относительно происхождения игр по прежнему остаются скудными. Хочется упомянуть об одной истории, которая произошла в присутствии квалифицированного психотерапевта.

…У восьмилетнего Тэнджи во время обеда разболелся живот, и он спросил разрешения выйти из комнаты. Родители посоветовали ему прилечь. Затем его четырехлетний брат Майк сказал: «У меня тоже заболел живот» — с явным намерением вызвать подобную реакцию родителей. Отец пару секунд смотрел на него, а потом выдал: «Ты же не будешь играть в такую игру?» Майк засмеявшись, ответил «Нет».

Если бы все происходило в том доме, где сильно озабочены проблемами пищеварения и еды, обеспокоенные родители отправили бы в постель и меньшего ребенка. Если такое повторилось бы не один раз, то можно было бы предположить, что эта игра станет составляющей характера Майка. Происходит это достаточно часто, когда родители решают подыгрывать ребенку. И каждый раз, питая ревность к своему сопернику-брату из-за предоставленных тому привилегий, младший брат притворялся бы больным, чтобы также получать особые привилегии. Завуалированная трансакция в данном случае была бы такой: «Я себя неважно чувствую» (социальный уровень) — «Мне тоже хочется получить какую-нибудь привилегию» (психологический уровень). Однако Майк был спасен от судьбы ипохондрика. Естественно, может произойти, что он станет кем-то и похуже, но сейчас обсуждается другой вопрос, а вот игра была прервана репликой отца еще вначале, и ребенок честно признался, что собирался затеять именно такую игру.

В приведенном примере показано, что маленькие дети способны играть в игры весьма намеренно. И после того, когда игры станут фиксированной последовательностью реакций и стимулов, их происхождение невозможно будет не различить за дымкой времени, а скрытая мотивация заволакивается социальным туманом. И только с помощью соответствующей процедуры их можно вновь вывести на определенный уровень осознания происхождения – при помощи методик аналитической терапии, а завуалированные мотивы — посредством антитезиса.

Многократными клиническими наблюдениями было выявлено, что игры на самом деле являются имитативными и первоначально могут быть результатом деятельности Взрослого в ребенке (речь идет о неопсихическом аспекте личности). Если во взрослом участнике игры удается задействовать Ребенка, то данный компонент личности (внутри Ребенка Взрослый) способен обнаружить настолько удивительную психологическую способность и такое потрясающее умение манипуляции людьми, что психиатрами было заслуженно прозвано его Профессором. В большинстве психотерапевтических групп, которые используют главным образом метод анализирования игр, одна из процедур заключается в поиске этого маленького Профессора внутри любого игрока. Причем все участвующие, как правило, в зачарованном состоянии наслаждаются слушанием рассказов об их детских (возраст от двух до девяти лет) приключениях, которые состоят из придумывания игр. А когда этим играм не суждено было потерпеть фиаско, то искусно рассказанная история вызывала и аудитории не только восторг. Но и порой бурную радость.

Порой и сам пациент не в состоянии скрыть в полной мере оправданных восхищений своей способность быть ловким. И если ему удалось достичь данного этапа, то, это значит, существует надежда, что человеку вскоре предстоит возможность избавиться от злополучной поведенческой схемы, без которой его жизнь станет намного лучше. Как раз по этой причине, давая формальные описания тех или иных игры, следует стремиться разглядеть их детский или младенческий прототип.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here