Критерии наркомании

0
219

Критерии наркомании, определенные на основании ДСР- IV: повышенный интерес; увеличение дозы; снижение восприимчивости

1. Демонстрация повышенного интереса к наркотическому веществу в интервалах между его приемами
Не имеет значения, о чем конкретно идет речь – азартных играх или же героине, кокаине или сахаре, опыт подобного рода похож на американские горки: за взлетом удовольствия следует падение в мучительное ожидание. Тем не менее, в случаях с запрещенными элементами дополнительно появляется психологический момент, поскольку противозаконная деятельность неизменно ставит человека вовлеченного и людей, которым подобная деятельность чужда, по разные стороны границы. Человек пристрастившийся начинает разделять окружающих на две категории: тех, кто способен помочь ему приобрести наркотик и тех, кто угрожает его свободе. Здесь не бывает середины, для наркомана все остальные – либо друзья, либо враги, причем, большинство относится именно к врагам, учитывая изначально противозаконный характер его действий.

Пристрастие становится для наркомана основой его существования, на которой базируется все остальное. И это не биохимический процесс, и не особенности веществ, которые пристрастившийся принимает. Достаточно часты случаи, когда пациенты больниц, в силу обстоятельств принимающие обезболивающие медикаменты, получают привыкание, тем не менее, они не применяют к окружающим лозунг «Я против целого мира», что является делом обычным для подпольных наркоманов, для которых именно таинственная и противоправная составляющая является основой опыта.

Один из исследователей данной проблемы писал о том, что человек, ни разу не испытавший пристрастия к веществам противозаконным, вряд ли поймет значение, которое наркоман вкладывает в свой наркотик. Очень часто пристрастившиеся наркоманы признают, что в случае возникновения выбора они предпочтут наркотик всему: друзьям, любовникам и даже собственной семье.

 

2. Применение большего количества препарата, нежели планировалось Сэмюэль Джонсон, ученый 18-го века, как-то заявил, что он способен проявить сдержанность, но не способен соблюсти умеренность. Речь шла об обычном чае, поскольку Джонсон считал пьянство аморальным, и в итоге ученый выпивал до 60 чашек за день. Однако личность аддитивная редко когда обладает подобной проницательностью и не в силах реально определить собственный уровень самоконтроля. Вряд ли кто-нибудь из начинающих принимать наркотические вещества планирует превращаться в наркомана, достаточно много и случаев когда те, кто проводит эксперименты с запрещенными веществами, так и не становятся зависимыми. Однако те, кто уже пристрастился, не могут дать верную оценку собственной силе воли и зачастую недооценивают влияние возникшей привязанности к наркотику. И до тех пор, пока им не предъявят нерушимые доказательства их пристрастия, они упорно, сравнивая себя с заядлыми наркоманами, будут говорить, что «он употребляет дозы большие, чем я».

3. Уменьшение восприимчивости к веществам
Зависимость от наркотических веществ (к примеру, крэк) и иных препаратов с ограниченным доступом может появиться практически мгновенно, и с такой же скоростью восприимчивость к их воздействию может снизиться.
В прошлом в качестве средства для снятия боли широко использовалась опиумная настойка, носящая название «лауданум». Ежедневная норма составляла 20 капель препарата, растворенных в воде, в течение до 3-х раз, тем не менее, Сэмюэл Тэйлор, английский поэт, и Томас де Куинси, авторству которого принадлежит книга «Исповеди англичанина-опиомана» принимали в день просто неимоверное количество этого препарата, что любого другого человека давно бы отправило в лучший мир.

Человек, обладающий низкой восприимчивостью к наркотикам, соответственно нуждается все в больших дозах, и пристрастие, им испытываемое, занимает в его жизни все большее место. Ко всему, поиск наркотиков зачастую изолирует наркомана от остального общества, и подобная обособленность может явиться толчком к его пристрастию.

Критерии наркомании, определенные на основании ДСР- IV: синдром воздержания; попытки «завязать»; желание избежать абстинентного синдрома

1. Характерный синдром, возникающий при попытке воздержания от приема вещества
Любое вещество, которое способно вызывать привыкание, том числе сахар, кофеин и шоколад, может проявить определенные симптомы в тех случаях, когда его резко выводят из употребления, что, в свою очередь, может быть чревато тяжелейшей отдачей, при которой страдает весь организм. К примеру, алкоголика в случае резкого прекращения употребления спиртного могут ждать конвульсии, и даже летальный исход. Что касается наркотиков, то зачастую литература и киноиндустрия при изображении процесса «завязывания» наделяет его невероятными страданиями и болезненными ощущениями, и в зачастую это соответствует истине. Тем не менее, имеются упоминания о том, что и среда, и даже ожидания пациента могут влиять на те ощущения, которые возникают при прекращении приема наркотических препаратов.

В тех лечебных организациях, где не поощряется наглядное проявление абстинентного синдрома, наркоманы, у которых проходит восстановительный процесс, ощущают не столь значительный дискомфорт, как в других похожих сообществах.

2. Применение наркотических препаратов в попытках избежать абстинентного синдрома или же иметь возможность его контроля

Несмотря на то, что у наркомана имеются все возможности для ослабления абстинентного синдрома, опираясь на внешние факторы, он гораздо чаще использует боязнь перед страданиями для получения возможности оправдывать в дальнейшем продолжение применения наркотиков. Даже когда экстатические ощущения сходят на «нет», прием препаратов может стимулировать боязнь испытать страдания при отмене.

3. Множественные попытки сократить или окончательно прервать употребление вещества
Многие наркоманы твердо уверены – особенно в самом начале своего увлечения – в собственном непоколебимом самоконтроле, что не мешает им спустя некоторое время осознать тот факт, что пристрастие гораздо сильнее их силы воли. Помимо этого к негативным факторам присоединяется как моральное, так и законодательное общественное порицание, что в ряде случаев может вызвать способность организма к сопротивлению. Одновременно с этим наркоман чаще всего существует в среде себе подобных, где в ходу поощрительная система к общему пристрастию, смешанная с боязнью потери так называемой дружбы в случае избавления от зависимости. В итоге он то и дело слышит уговоры, направленные как к прекращению употребления, так и к продолжению, а в результате его жизнь полна то и дело срывающихся попыток остановить свое пагубное занятие.

Критерии наркомании, определенные на основании ДСР- IV: воздержание как помеха повседневности; ограничение жизни; употребление вне зависимости от проблем

1. Употребление в неподходящее время. Воздержание как помеха повседневности
Достаточно сложно дать ясное определение стрессу, однако узнать его просто. Не являясь подобно страху или же любви чувством четко очерченным, он, тем не менее, относится к постоянным факторам человеческой жизни и ощущается как на эмоциональном, так и на физическом уровне. Скорее всего, именно современная жизнь повинна в подобной вездесущности стресса, ведь до наших дней в истории человечества не существовало подобного понятия. Несомненно, наши предки то и дело испытывали и страх, и ужас, и беспомощность перед всевозможными событиями, однако чувства подобного рода основывались на каких-либо причинах и вытекающих из них последствиях. Вдобавок, разнообразные религии, распространенные в то или иное время, не только давали объяснения тому или иному происшествию, но и щедро предоставляли утешение, которое помогало справиться с горечью и страданием.
В современном мире страхов стало куда меньше, но напряженность жизни повысилась, и теперь фон, в котором преобладает беспокойство, перешел от уровня низкого к уровню умеренному. В наши дни наркотик становится своего рода противоядием, не только снимающим напряжение, но и открывающим двери альтернативной реальности со своими опасностями, которые, тем не менее, предпочтительней сложностей окружающей действительности.

Конечно, даже будучи пристрастившимся потребителем наркотика, человеку в современном мире нет необходимости залегать на дно в каком-нибудь притоне, достаточно просто улучить время и в течение нескольких минут уединиться в своем офисе. Однако когда человек использует только такой способ для избавления от стресса, ситуация ежесекундно грозит выйти из-под контроля: то, что первоначально было действием осознанным, стремящимся к получению успокоительного экстаза, незаметно переходит на уровень неотложной потребности, направленной на стремление избежать страданий в результате ломки.

2. Ограничение общественных функций и личной жизни ради возможности употребления препарата
«Ваше счастье, что вам ни разу не довелось попробовать это» — примерно такие слова частенько приписывают книги и фильмы анонимным наркоманам, которые делают попытки словами описать первоначальный опыт применения наркотика. Эти слова явно демонстрируют возможности определенных веществ, которые для начала пускают цепкие корни в сознание индивидуума, а затем, разрастаясь, не оставляют ни клочка чистого места для всего остального. Непомерной ценой за искусственный экстаз становится все увеличивающаяся апатия ко всему, что к наркотику не относится. Этот факт был доказан путем проведения экспериментов на лабораторных мышах, которых заведомо приучали к кокаину. Желая получить наркотик, животное не обращало внимания ни на какие другие стимулирующие факторы, будь то еда, питье или же половой партнер. Такое ограничение интересов есть ничто иное, как отличительная черта наркотического пристрастия и наиболее опасный его аспект.

3. Применение препарата не прекращается, несмотря на возникновение эмоциональных, социальных и физических проблем. Американский новеллист и романист Уильям Берроуз в течение всей взрослой жизни принимал наркотики. В романе «Наркоман» писатель написал фразу, четко выражающую суть пристрастия, которая говорила, что героин не является увлечением, а представляет собой образ жизни. Берроуз относится к тем немногим, кто, употребляя наркотики, тем не менее, смог прожить не только долгую, но и весьма плодотворную жизнь, что весьма нехарактерно для наркоманов. Однако с ним сложно поспорить в том, что наркотики представляют собой большее, нежели простую цепочку химических последовательностей в организме человека.

Наркомания действительно по сути своей является отношением к миру, когда при сравнении с наркотиком все прочее практически не имеет значения. Возможно даже, подобное поведение есть тайное намерение в сознании индивидуума, когда собственное «я» становится центром всего и всем, что наркоман знает и желает знать, всем, что ему необходимо. Психоанализ утверждает, что проблема главным образом находится в неудовлетворенных потребностях самого начала жизненного цикла; приняв наркотик, наркоман обретает возможность возврата к уровню ребенка, которому предлагают молоко матери или же питание из бутылочки. Все остальное не имеет ни малейшего значения, да и вообще не существует – и в этой ситуации угроза потерять источник эйфории невыразимо ужасна.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here