Биржа и рулетка

0
238

Нынче Биржа не та, что была когда-то. Чтобы убедиться в этом, достаточно перечитать красочные ее описания, сделанные в прошлом веке Бальзаком и Золя, а после этого отправиться в Нью-Йорк на Уоллстрит. Дирекции нью-йоркской биржи пришла превосходная идея отвести галерею для экскурсантов. Придется постоять в очереди, потому что место, где делаются и рушатся состояния отдельных людей и целых наций, вызывает огромный интерес.

Великий храм мирового капитализма является одной из главнейших достопримечательностей американской метрополии. Галерея, отведенная для зрителей, достаточно тесна. Так что придется поработать локтями, чтобы пробиться вперед. Но открывшаяся картина, право же, стоит часового стояния в очереди. Аудио-гиды на множестве языков объясняют смысл перемещений брокеров, которые бегают по кругу во всех направлениях, суетятся вокруг «корзины», как муравьи вокруг матки. Ну, а если вы попадете туда в удачный день, то сможете стать очевидцем весьма захватывающих событий. К примеру, сможете присутствовать при падении цен на какао или арахис, обрекающем враз целые африканские племена на голод, или головокружительном взлете цены на нефть, что угрожает ввергнуть мир в новую войну. Одним словом, биржа-самое подходящее место, чтобы у вас побежали по спине мурашки, но, разумеется, при условии, что вы понимаете, что на ней происходит, а это дано не всякому простаку.

Картины биржи

Единственное, чего недостает этому зрелищу, -присутствия миллиардеров, «больших акул», носящих известные всему миру фамилии, для которых изменение котировок означает приток миллионов долларов в их сейфы или же, напротив, отток, хотя лица их при этом не выражают ни радости, ни огорчения. Сейчас все происходит при помощи телефона и спутников связи. Настоящий набоб принимает участие В изменении курса акций на расстоянии, со своей яхты или с борта собственного самолета. Где-нибудь за тысячи километров он преспокойно купается в теплом море, потом лениво вылезает из воды, отправляет телекс, небрежно покупает улицу Мира в Париже, телевизионный канал или сеть ипподромов и снова идет купаться, точь-в-точь как ребенок, оторвавшийся от игры в «Монополию», чтобы заняться другими игрушками.

Во времена Бальзака зрелище было куда живописнее, но в то же время и гораздо человечнее. На лицах разорившихся мелких держателей акций видно было отчаяние, по самодовольной физиономии можно было распознать нувориша. Ротшильды и Перейры самолично приходили во дворец, спроектированный Броньяром. В шапокляках, с толстенными золотыми цепочками поперек животов, они демонстративно участвовали в этом представлении, с удовольствием купались в лучах славы. Частенько состояние этих людей зависело от их лицедейского таланта. Чтобы сбить с толку конкурентов, им приходилось надевать маску.

Чтобы не выдать свои планы, они вынуждены были в минуты радости изображать уныние, а в минуты ликования — испуг- все ради выигрыша в этой держащейся на блефе партии покера, какой является биржевая сессия. Двуличность у этих людей была доведена до высокого искусства. Состояние Ротшильдов за один день многократно выросло благодаря таланту, с каким Натан Ротшильд сумел изобразить растерянность и отчаяние. Он притворился, будто поверил, что Наполеон выиграл сражение при Ватерлоо. На самом-то деле все было наоборот. Биржевые игроки бросились, подобно овцам Панурга, избавляться от акций. Натан Ротшильд исподтишка скупил их все и при этом сумел не выказать ни малейшего удовлетворения.

Как и этот прославленный банкир, многие миллиардеры остались в анналах капитализма благодаря их успехам в биржевой игре. Один богатейший американец, заядлый биржевой игрок, имел обыкновение принимать решение, куда вкладывать деньги, с помощью метода «орел или решка», бросая монетку на тротуаре Уолл-стрит: «Приобретать? Не приобретать?»

Когда он бросал монету, его всегда окружала толпа любопытствующих. «Способ этот еще ни разу меня не подвел»,- не без хвастовства признавался он. И однако настал день, когда метод дал сбой. Произошло это в черный четверг 1929 г. После окончания той трагической биржевой сессии он пустил себе пулю в лоб, как это делают в романах при выходе из казино.

Самой знаменитой личностью на нью-йоркской бирже была, вне всяких сомнений, мисс Генриетта Хау-ленд Грин (1835-1916). Неописуемая скупердяйка, она питалась одной лишь овсянкой да и то, варя ее, старалась не доводить до кипения, чтобы поменьше расходовать газа. В биржевых кругах ее прозвали «уоллстритская ведьма». Она проводила на бирже целые дни и, в конце концов, стала непременной ее принадлежностью. Биржевая сессия без нее что-то утрачивала, становилась как бы ненастоящей. Скупость г-жи Грин была столь же огромна, сколь и унаследованное ею состояние, которое она увеличивала с какой-то болезненной алчностью. Всякий раз ее появление вызывало у завсегдатаев биржи чувство отвращения, какое возникает при виде стервятника.

Вечно в одном и том же штопаном-перештопанном платье, причем вместо белья она для тепла использовала старые газеты, в неизменной траченой молью шляпке на голове, она бродила, переваливаясь с боку на бок, по коридорам, точно покрытое пылью чучело хищной птицы, сбежавшее из витрины зоологического музея. Рукой с крючковатыми, короткими, худыми пальцами, похожей на лопатку крупье казино, она хватала биржевые газеты, совала туда нос, смахивающий на клюв коршуна, и отдавала распоряжения визгливым голосом, звучавшим, как пронзительный птичий крик. Умерла она в 1916 г. от апоплексического удара, получив от молочника счет, который сочла непомерно большим. Биржевики сходили с ума от любопытства, желая узнать размеры ее состояния, которые при жизни она, естественно, хранила в строжайшей тайне. Кроме слитков золота и пачек долларов, что она держала в сейфе, кроме тридцати одного миллиона долларов на счету в банке, в ее жилище нашли огромное количество обмылков, аккуратно уложенных в коробки от бисквитов: она намеревалась еще ими воспользоваться.

Вокруг игорного стола

Сегодня, когда на бирже миллиардеров не встретишь, самый простой способ увидеть их-отправиться в игорный дом. Это чуть ли не единственное место, где они еще появляются. Публика там может подойти к ним поближе, показывать на них пальцами, точно на редких зверей в зоологическом саду. От остальных посетителей их можно безошибочно отличить по такому выражению лица, будто им смертельно скучно. Они смотрят на зеленый стол отсутствующим взглядом, и вообще вид у них, как у крупных хищников, сидящих в клетке и мечтающих о родимых саваннах. Да и вообще что такое для Ага хана выиграть или проиграть миллион в шмен-де-фер или рулетку! От этого он не разорится да и не станет богаче, чем был. И если миллиардеры появляются в этих общедоступных местах, вместо того чтобы посещать закрытые клубы, то только для того, чтобы показаться, пожертвовать собой ради исполнения необходимого ритуала, поддержать собственную легенду в той мере, в какой требуется.

Под пристальными взглядами репортеров светской хроники они стараются проигрывать с безучастным видом и выигрывают с выражением скуки на лице. Богатство обязывает. Было бы удивительно, если бы иногда они не показывались за столом для игры в баккара, не проигрывали бы по маленькой. Поговаривают, что некоторые из них, кто не любит подобных развлечений, отправляют вместо себя в казино двойников, а сами в это время прогуливаются вокруг биржи.

Если вам понравилась статья то вы можете поддержать проект!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here