Эволюция страха

0
28

На протяжении всего процесса эволюции чувству безопасности придавалось особое значение; вследствие чего мы испытываем страх куда чаще, чем это реально необходимо. Почему безопасность сыграла такую важную роль? Дело в том, что чувство безопасности является одним из главнейших условий воспроизводства. Если мы в безопасности, то следовательно можем дотянуть до репродуктивного возраста, а в случае если безопасность отсутствует, то мы таких шансов лишены. Для эволюции в генетическом плане безразличен уровень качества нашей жизни, важно для нее только численный состав потомков. Естественно (в буквальном смысле слова, поскольку речь заходит именно о природном отборе), что стремление к ощущению безопасности стало отыгрывать важную роль в жизнедеятельности людей и всех животных. Как и остальные увлечения, данный инстинкт сопровождался чувством под названием — страх.

Чувство страха обладает способностями приспособления к различным ситуациям. У одних прогулка по темным улицам может вызывать это чувство, других, как, к примеру, Джина Келли, она может вдохновлять на создание разного рода произведений. Когда-то лично меня приводила в ужас мысль о необходимости выступить на публике, а теперь я с грядущим удовольствием предвкушаю встречу со студентами и читателями. Могу подтвердить, что ощущение страха за время жизни меняется очень сильно.

 

Страх — это геномный «ход конем», ведь он нам позволил, как и многим остальным видам животных, защищать себя от всяческих опасностей, о которых мы можем узнать только после момента рождения, когда генетическая структура уже сформировалась полностью.

Давайте себе представим, каким конкретно образом генетический процесс создал эволюцию страха. Допустим, жили-были два животных: Бродяга и Трус. Они изобрели способ сообщить друг другу об возникновении опасности. Допустим, Трус замечает, что в пещере спрятался тигр. Он бежит к Бродяге и ему кричит: «Ух, осторожно, друг! Уфф, опасность, сидит в пещере!» Бродяга себя так ведет, будто он сам лицезрел врага, и тоже уносит ноги. Такая реакция существенно снижает вероятность погибели и в целом является признаком благоприобретенным. Сигналом, способным вызвать реакцию, могло послужить поэтапное наблюдение за убегающим товарищем.

Хотя бегство изнуряет силу животных. Трус устает быстро и начинает испытывать голод, ему необходимо подкрепиться. У Труса, естественно, дела шли куда лучше, чем у его многочисленных предков, которые не научились еще распознавать опасности, однако до совершенства еще далеко.

Впоследствии, у нашего Труса появилось на свет шесть детей, и из них один — Трус-младший — реагировал на возникающие угрозы несколько иначе. Он обладал завышенным чувством опасности, хотя и не бросался в бегство до момента, пока не возникала реальная этому необходимость. В связи с этим он пользовался такими же преимуществами, что и отец, но не затрачивал свои силы так же безудержно. Трус-старший, уморенный постоянным бегством от опасностей, голодал, часто испытывал жажду и тем самым подвергался значительной опасности, чем его сын в похожей ситуации, в случае новых нападений хищников. По данной причине гены Труса-старшего по прошествии временем замещены были генами Труса-младшего.

Шли годы, геномная эволюция страха продолжалась. Сегодня мы наделены рядом разноплановых чувств, испытываемых в связи с опасностью. В случае нетипичных опасностей мы ощущаем панический ужас. Наше чувство страха начинает проявляться в тех опасных ситуациях, когда инстинкты заставляют нас бежать, тем самым спасаясь от неприятностей. В случаях, когда инстинкты заставляют нас оставаться быть на месте и сражаться, мы ощущаем гнев. Мы можем испытывать смесь разных чувств, различать своего рода нюансы, каждый из которых располагает отдельным названием: робость подозрительность, тревога, беспокойство и т. д. Понятие «снег» на языке северных эскимосских народов обозначается рядом разноплановых слов. Столь насыщенный словарь, который выработали мы в отношении слова «страх», еще раз нам указывает на то, что в эволюционном процессе это чувство отыграло одну из важнейших ролей для жизни. Впрочем, данная аксиома не требует каких либо особых доказательств.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here